Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ТАМАРА КАРСАВИНА (9.03.1885-1978). САМАЯ ОБАЯТЕЛЬНАЯ БАЛЕРИНА


Она была самой красивой из балерин Мариинского театра. Поэты наперебой посвящали ей стихи, художники писали ее портреты. Она была и самой образованной, и самой обаятельной.
Вы - Коломбина, Соломея,
Вы каждый раз уже не та,
Но все яснее пламенея,
златится слово: “красота”…
Эти строки поэт-акмеист Кузьмин посвятил в 1914 году Тамаре Карсавиной - родоначальнице принципиально новых течений исполнительства в балете 1920-х годов, признанной “Царице Коломбин”.

 

Тамара Карсавина была внучатой племянницей знаменитого писателя и философа Алексея Хомякова. Родной брат Тамары Лев Карсавин был историком-медиевистом и самобытным мыслителем, за что вместе с другими был в 1922 году выслан из России на знаменитом “философском пароходе”. Брат и сестра были дружны, Лев звал Тамару “знаменитой добродетельной сестрой”, а она его - “молодым мудрецом”.   
Мама Карсавиной была выпускницей Института благородных девиц и много времени уделяла воспитанию детей, сама занималась со старшим сыном, а маленькая Тамара, играя рядом, слушала.  Ее с детства влекло к театру. Но отец Тамары - Платон Карсавин, танцовщик Мариинского театра, а затем преподаватель Театрального училища, был против того, чтобы дочь шла по его стопам, Он считал, что у нее не “балеринский характер”, что она слишком деликатна и застенчива и не сможет защитить свои интересы. И все же, поддерживаемая матерью, девочка стала готовиться к поступлению в училище. В день экзамена она очень волновалась. Конкурс был большой. Приняли всего 10 девочек, среди них была и Тамара.
Ее взял в свой класс П.Гердт, замечательный педагог, воспитавший многих известных балерин, в числе которых была и несравненная Анна Павлова. Карсавина любила своего педагога и всегда вспоминала его с безграничной благодарностью. Она успешно выдержала выпускные экзамены, получила первую награду и право выбрать книгу. Тамара выбрала роскошное издание “Фауста” Гете. На титульном листе была надпись: “Тамаре Карсавиной за усердие и успехи в науках и танцах и за отличное поведение”.



После окончания Театрального училища в 1902 году Карсавина была зачислена в кордебалет Мариинского театра, где очень скоро ей стали поручать сольные партии. Но успех пришел не сразу. Она не походила на идеал балетной премьерши, олицетворением которого в то время была Матильда Кшесинская. У Карсавиной не было такого виртуозного блеска, напористости. Ей были присущи другие черты - гармония, мечтательность, томная грация.
Необходимо было совершенствовать технику, и она поехала в Милан, где занималась со знаменитой преподавательницей Береттой. Сменивший Петипа на посту балетмейстера труппы Н. Легат поощрял юную солистку. Она впервые получает главные партии в балетах “Жизель”, “Лебединое озеро”, “Раймонда”, “Дон Кихот”.
 

 

Когда возникла идея создания Дягилевских сезонов, она пришла  в труппу Дягилева и согласилась на положение второй балерины. Но уже в следующем парижском сезоне, когда труппу покинула Павлова, Карсавина стала исполнять все главные роли и приобрела настоящую славу. Крупнейшие деятели культуры Франции называли его “открытием нового мира”.
Тамара Карсавина умела ладить и с обладавшим бурным темпераментом Фокиным, и с Нижинским - человеком весьма сложным и непредсказуемым.
В Карсавиной Фокин нашел идеальную исполнительницу. Их удивительно органичный дуэт с Вацлавом Нижинским стал украшением всех программ Русских сезонов.


 
Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина в балете Жизель


Ошеломляющий успех в Париже имели балеты на русскую тему: “Жар-птица” и “Петрушка”. Оба они были созданы специально для Карсавиной и Нижинского. Карсавина писала: “Я влюблена в “Петрушку” и “Жар-птицу” Игоря Стравинского. Это действительно новое слово в балете. Тут музыка и балет не пригнаны друг к другу, а составляют одно…” На следующий день после премьеры “Жар-птицы” во французских газетах появились восторженные рецензии, в которых имена главных исполнителей были написаны с артиклем: “La Karsavina”, “La Nijinsky”, что означало особое восхищение и уважение.


Тамара Карсавина и Адольф Больм в балете “Жар-птица”

Фокин использовал высокий прыжок Карсавиной - Жар-птица разрезала сцену как молния, и, по словам Бенуа, походила на “огненного феникса”. А когда птица оборачивалась чудом-девой, в ее пластике появлялась восточная истома, ее порыв как бы таял в изгибах тела, в извивах рук. Подобно “Умирающему лебедю” Анны Павловой, “Жар-птица” Тамары Карсавиной стала одним из символов времени. Великолепна была Карсавина и в “Петрушке”. Фокин считал ее лучшей, непревзойденной исполнительницей куклы-балерины.


С русской балетной труппой сотрудничали многие французские композиторы и художники. К.Дебюсси и М.Равель, Ж.Л.Водуайе и Ж.Кокто, П.Пикассо и М.Шагал. Почти все они с большой нежностью и уважением относились к Карсавиной.
Ее очень любил Дягилев и как бы ни складывались обстоятельства, и какие бы реформы он не вводил, ее это не затрагивало. За 10 лет антрепризу Дягилева пришлось покинуть почти всем, кто создавал ее вместе с ним: ушли Фокин, Бенуа, Бакст и многие другие. Но Карсавиной он был верен до конца. Для нее же Дягилев всегда оставался непререкаемым авторитетом. В тот день, когда она закончила работу над книгой “Театральная улица”, она узнала о смерти Дягилева. Тогда Карсавина решила написать третью часть книги, предпослав ей такой эпиграф: “Я закончила эту книгу 29 августа 1929 года и в тот же день узнала печальную новость о смерти Дягилева. Посвящаю эту последнюю часть его незабвенной памяти, как дань моего бесконечного восхищения и любви к нему”.


 

После феноменального успеха в Париже Карсавину буквально засыпали предложениями, ее хотели видеть в Англии, Италии, Америке, Австралии. Балерина подписала контракт с Лондоном. Первое время она чувствовала себя там очень неуютно - ни одного знакомого, полное отсутствие языка. Но обаяние этой женщины покоряло и притягивало, вскоре появились друзья и поклонники. Англия полюбила Карсавину.

 В.А. Серов. Портрет балерины Карсавиной. 1909

А в Петербурге Карсавину обожала вся творческая интеллигенция. В 1914 году артистический клуб “Бродячая собака”, где собирались артисты, поэты, музыканты, пригласил Карсавину в день ее рождения и попросил исполнить импровизированный танец. После этого друзья преподнесли ей только что вышедший из печати сборник “Букет для Карсавиной”, включавший произведения известных поэтов и художников, созданные в ее честь.
 

 

За Карсавиной ухаживал знаменитый питерский донжуан Карл Маннергейм - известный государственный деятель Финляндии,  служивший тогда офицером русской армии. Ею безумно увлекся лейб-медик двора Сергей Боткин, позабыв ради Тамары жену - дочь основателя галереи Павла Михайловича Третьякова. Хореограф Фокин три раза делал ей предложение, получая отказ. А вышла она замуж за небогатого дворянина Василия Мухина, пленившего ее добротой, знанием музыки и страстью к балету. Брак длился до тех пор, пока в 1913 году балерина не пришла на прием в посольство Великобритании. Там она познакомилась с Генри Брюсом, начальником канцелярии посольства в Петербурге. Брюс влюбился отчаянно, увел Тамару из семьи, она родила ему сына Никиту и в 1915 году стала женой британского дипломата.

 

Последний раз она выступала на сцене Мариинского театра в роли Никии в балете “Баядерка”. Многие считали эту роль лучшей в ее классическом репертуаре. Вскоре после этого она навсегда покинула родину. Ей было 33 года.
До 1929 года Карсавина находилась во Франции, а потом вместе с мужем переехала в Лондон. Два года она танцевала на сцене театра “Балле Рамбер”, а затем решила покинуть сцену. Она стала работать над возобновлением балетов Фокина “Призрак розы”, “Карнавал”, готовила партию Жар-птицы с замечательной английской балериной Марго Фонтейн. Кроме того, балерина появилась в эпизодических ролях в нескольких немых кинофильмах, в том числе в картине “Путь к силе и красоте” с Лени Рифеншталь.
Карсавина была избрана вице-президентом Британской Королевской Академии танца и занимала эту почетную должность в течение 15 лет.




Перу Карсавиной принадлежит несколько книг по балету, в том числе пособие по классическому танцу. Ею разработан новый метод записи танцев. Она перевела на английский язык книгу Ж. Новерра “Письма о танце”. “Театральная улица” была издана в Лондоне в 1930 году, через год вышла в Париже, и только в 1971 году воспоминания балерины были переведены на русский язык и опубликованы в России.
В 1965 году в Лондоне широко отмечалось 80-летие замечательной актрисы. Все присутствовавшие на этом торжестве говорили об удивительном обаянии и силе духа этой женщины.
Тамара Платоновна Карсавина прожила долгую, очень достойную жизнь. Умерла она в Лондоне 25 мая 1978 году в возрасте 93 лет.

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка